22:07 

.кромешничек
РЕМЯ НЕ ДЖЕТ!
а мне сладкей Орел написал фичооооок *___________*
аларм: шоколадный торт, милота и горящие стриптизерши!


26.04.2013 в 21:53
Пишет Teado:

ДОРОГАЯ СЮ! ВСЕ ДЛЯ ВАС В ЭТОТ ЧУДЕСНЫЙ И ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ!



Кирк/Спок, PG, 1 225 слов

В коридоре послышались шаги, и Джим настороженно замер, прислушиваясь. Удача оказалась на его стороне: неизвестный прошел мимо, что-то беззаботно насвистывая себе под нос.

— Да работай же ты! — он раздраженно стукнул раскрытой ладонью по репликатору, который никак не желал прислушиваться к приказам и мольбам своего капитана и делать именно такой шоколадный торт, который от него требовали.

— Пожалуйста? — взмолился окончательно расстроенный Джим и попробовал ласково погладить бок бунтующего устройства. При этом чувствовал он себя полным идиотам, и наверняка со стороны выглядел еще абсурднее, но у Скотти же получалось так общаться с расшалившейся техникой, чем он хуже? Репликатор булькнул, заурчал и наконец-то выдал ошалевшему от такого исхода событий Джиму идеальный торт – из шоколадного бисквита с шоколадной прослойкой и кокетливыми шоколадными розочками сверху.

Если бы это чудо извращенной фантазии неизвестного кондитера попалось бы на глаза Боунса, то у него заныли бы зубы только от одного вида такого огромного количества шоколада. Где-то глубоко в душе Джим был согласен с подобной оценкой, но не ему же это есть. Он вытащил торт и аккуратно уложил его в заранее приготовленную коробку, а затем любовно прижал ее к груди.

Джим вышел в коридор и направился в сторону своей каюты, радуясь отсутствию праздно шатающихся по палубам членов команды – не зря же он специально подгадал время, когда смена была в самом разгаре.

Каюта встретила его висящим на спинке стула халатом Спока, от вида которого Джим уже две недели начинал глупо улыбаться, и очень недовольным Боунсом, стоящим у стола и, несомненно, ждущим именно его.

— Здравствуй, мой дорогой друг, — обманчиво мягким голосом начал Боунс, показательно поигрывая трикодером. — Как ты думаешь, почему я жду тебя здесь, вместо того, чтобы наслаждаться обществом тех криворуких идиотов, лечение которых входит в мои прямые служебные обязанности?

— Э… Тебе скучно? — предположил Джим, пытаясь как можно незаметнее отступить обратно к двери.

— Мне очень скучно! — рявкнул Боунс. — И будет еще скучнее, если ты перестанешь пугать своего гоблина, который завел привычку бегать ко мне по любому поводу, связанному с тобой!

— Но я ничего не сделал.

— Именно! Твоя зеленая фея-крестная считает, что ты что-то задумал и не говоришь ему об этом. И весь твой вид просто кричит о том, что он прав. В чем дело, Джим?

— Все плохо!

— Джим? Что такое? Ты, может, уже забыл, но телепатией на этом корабле обладает только один остроухий тип. Расскажи все доброму доктору, он постарается тебе помочь.

— Я разговаривал с мамой Спока, — сказал Джим и осторожно обошел Боунса, чтобы поставить свою драгоценную ношу на стол.

— Ты – что? Повтори, пожалуйста, еще раз. Мне кажется, у меня начались слуховые галлюцинации.

— Боунс, — Джим погладил крышку коробки, не решаясь показывать то шоколадное чудовище, которое сотворил. — Она сказала, что у Спока День рождения. У меня есть торт, но нет свечек. Совсем, представляешь?

На него посмотрели как на идиота, отчего Джим только вздохнул и пнул подвернувшуюся под ногу ножку стула.

— Это… кхм… очень мило, — пробормотал Боунс, но быстро одернул себя. — Только не смей говорить ему, что я такое сказал. Иначе будешь каждый день ходить на медосмотры.

— Я хотел сделать сюрприз, — окончательно расстроился Джим.

— Будет тебе сюрприз, — Боунс глубоко вздохнул и прижал к груди трикодер, не веря в том, что действительно собирается это сказать. — У меня есть свечи.

— Ректальные? Фу, это прошлый век. Или до сельских врачей эта новость еще не дошла?

— Пошути у меня еще тут.

— Ты что… серьезно?

— Я серьезно предлагаю тебе помощь в чем-то, что порадует нашего ушастого гоблина. Мир рухнул, Джим. Правда теперь вечеринка в честь твоего Дня рождения обойдется без горящей стриптизерши, уж извини.

— Не напоминай!

— Еще как буду, — мстительно заявил Боунс. — Я до сих пор удивляюсь, как ты умудряешься устраивать вечеринки, после которых выживают все участники. Только ты мог додуматься до того, чтобы попросить стриптизершу выпрыгнуть из торта, когда на нем были зажженные свечки.

— С твоей стороны очень подло столько лет припоминать мне это.

— Знаю. И наслаждаюсь каждой возможностью.

— Твоя взяла, Боунс. Разрешаю припоминать мне что угодно в обмен на свечки.

— Ты сам это сказал.

— Боунс, я тебя люблю! — заявил обрадованный Джим и полез обниматься.

— Пошел вон, извращенец! — Боунс проворно отскочил от не в меру любвеобильного друга и поспешил совершить стратегически необходимый маневр, пока его не облапали: сбежал из каюты.


Джим с опаской огляделся, вошел в турболифт, нажал кнопку закрывания дверей и вызвал Скотти.

— Капитан? — мгновенно отозвался коммуникатор.

— Скотти, я буду очень благодарен, если получу возможность неспешно – минуты две – ехать на мостик без остановок на других палубах.

— Но…

— С меня бутылка ромуланского эля, — сказал Джим, не сомневаясь в то, что это удар ниже пояса.

— Сейчас все будет, капитан.

Кабина плавно двинулась, и Джим в очередной раз похвалил себя за такую чудесную команду.


Двери турболифта разъехались в стороны, и Джим осторожно шагнул на мостик, сияя краше свежевымытой Энтерпрайз. Повернувшаяся, чтобы его поприветствовать, Ухара замерла с приоткрытым ртом, Чехов толкнул локтем Сулу и что-то тихо зашептал ему. Стоящий у пустого капитанского кресла Боунс, который просто не мог пропустить все веселье, закатил глаза.

— Спок, — радостно возвестил на весь мостик Джим, вперившись взглядом в спину своего первого помощника, занятого чем-то у своей научной станции.

— Если вы позволите, капитан, мне необходимо еще три минуты, чтобы закончить расчеты, — ответил Спок, и не подумав обернуться. Боунс ухмыльнулся, поигрывая бровями.

Джим сжал зубы и глубоко вздохнул.

— Не позволю, — он прошел через мостик, чувствуя на себе заинтересованные взгляды всех присутствующих, встал сбоку от Спока и сунул ему под нос торт с горящими свечками. — Задувай.

— Что это? — Спок с недоумением воззрился на торт, а затем перевел взгляд на Джима.

— Это торт, Спок. И свечки. Знаешь ли, есть такая земная традиция – в день своего рождения задувать свечки на именинном торте и загадывать желание.

— Мне известен этот абсурдный человеческий ритуал. Могу я поинтересоваться, почему вы, капитан, решили, что он может заинтересовать меня?

— Тебе не провести меня, Спок, — широко улыбнулся Джим. — Твоя замечательная мать была настолько мила, что сама поведала мне о том, как каждый год готовит тебе торт на День рождения. И она любезно согласилась уступить это право мне. Я, конечно, готовлю отвратительно, но считаю, что мы с репликатором отлично справились с этой задачей.

— Капитан, вам не стоило утруждать себя, — ответил Спок, и Джим залюбовался позеленевшими кончиками острых ушей.

— Загадывай желание и задувай уже, иначе у тебя будет именинный торт с воском.

Спок кивнул, на мгновение о чем-то задумался и задул свечи, со всех сторон послышались одобрительные возгласы.

— С Днем рождения, Спок! — воскликнул Джим и громким шепотом поинтересовался. — А что ты загадал?

— Разве эта земная традиция не предусматривает запрет на разглашение этой информации?

— Ну ладно тебе, нам же интересно!

Джим обвел команду преувеличенно-суровым взглядом, и те сразу же послушно закивали.

— Видишь, Спок, всем интересно. Даже Боунс кивнул.

Пойманный с поличным Боунс пробурчал себе под нос что-то витиеватое, и услышавший это Чехов залился краской до шеи до вихрастой макушки.

— Полагаю, будет уместным в данный момент употребить человеческое выражение «если хочешь чего-то – сделай это сам», — Спок посмотрел на свою научную станцию и медленно перевел взгляд обратно.

— Что ты… — Джим с удивлением проводил отнятый у него из рук торт, который Спок вручил не менее ошарашенному Боунсу, забывшему даже возмутиться от такого обращения с собой любимым.

— Вам необходим отдых, капитан. Я собираюсь проводить вас в вашу каюту и лично проследить за вами ближайшие шесть часов, — невозмутимо отрапортовал Спок и развернулся к дверям турболифта.

— Ух ты, чур я… — завороженно пробормотал Джим.

— Это лишняя информация! — рявкнул пришедший в себя Боунс, бросая злобный взгляд в сторону закрывающихся дверей турболифта.

— Так кэптан и мистер Спок… — первым нарушил воцарившееся на мостике молчание Чехов.

— Любовь нечаянно нагрянет, — пропел Сулу строчку из какой-то русской песни.

— Зато у нас есть торт, — улыбнулась Ухура. — Кто пойдет за чаем?

URL записи

@темы: потоки сознания, СТул поверни, (с)тырено, психотропные препараты

URL
Комментарии
2013-04-27 в 22:14 

Teado
ничего не сделал, только постучал! | орел-матершинник
АВВВВВВ

   

[я один там где дым]

главная